Tag Archives: остальное

Почему спортзал три раза в неделю не сделает вас здоровым

Мы выбираемся на тренировки раз в пару дней, но в остальное время малоподвижны, а выходные часто проводим пассивно. И в итоге спорт не приносит нам много пользы. Всё дело в том, что мы неправильно понимаем, какая физическая активность и для чего нам нужна.

Для чего на самом деле нам нужны упражнения

Развитие технологий решило проблему изнурительного ручного труда, но при этом создало новую. В результате каждое новое поколение становится ещё менее активно, чем прежнее.

Исследователи пришли к заключению Bone Density Drop in Modern Humans Linked to Less Physical Activity , что у наших далёких предков нормальный уровень физической активности в разы превышал наш. Объём работы, необходимый для существования в древние времена, был огромен: нужно было искать пищу и воду, охотиться, строить укрытия, изготавливать инструменты и спасаться от хищников. Поэтому доисторические люди были даже сильнее и здоровее, чем олимпийские спортсмены сегодня.

Ходить в спортзал: Активность древних людей

100 лет назад жизнь стала уже намного проще. Но всё же ходить за покупками ещё нужно было пешком, а мыть полы, колоть дрова и стирать одежду приходилось самостоятельно, руками.

Сегодняшняя жизнь в городе не предполагает подобных нагрузок. Главным средством передвижения стал автомобиль, а пешие прогулки отошли на второй план. Мы двигаемся меньше, чем раньше, из соображений удобства, безопасности и собственного желания.

В XX веке, чтобы почистить ковёр, нужно было вытащить его на улицу и выбивать вручную около получаса. Сегодня есть роботы-пылесосы, которые делают всё за нас. И если раньше на чистку ковров тратилось около 200 калорий, для активации робота-пылесоса нужно только около 0,2.

Мы покупаем вещи и продукты через интернет, у нас есть посудомоечные и стиральные машины, самоочищающиеся духовки, саморазмораживающиеся холодильники и капсульные кофеварки. Ту работу, которую нам сегодня уже не нужно выполнять, мы принимаем за сэкономленные усилия. Но мало кто задаётся вопросом, на что их нужно теперь потратить.

Огромное количество энергии сохраняют и новые виды работы. В конце XIX века рынок труда начал радикально меняться и количество офисных служащих резко возросло. Недавнее исследование в США показало Ergotron JustStand Survey & Index Report , что сегодня уже 86% сотрудников заняты сидячей работой.

В итоге малоактивный образ жизни привёл к тому, что наши кости стали тоньше, а мышцы слабее, чем у наших предков несколько веков назад.

Казалось бы, небольшая проблема. Но та же пассивность — главная причина болезней сердца и сосудов, от которых ежегодно умирает The Atlas of Heart Disease and Stroke 17 миллионов человек.

И единственный выход — это регулярные физические упражнения, которые способны сделать нас здоровее. Они помогают снизить Exercise — the Miracle Cure риск инсультов, некоторых видов рака, депрессии, сердечных заболевания и деменции как минимум на 30%. Вероятность развития рака кишечника уменьшается на 45%, а остеоартрита, гипертонии и диабета 2-го типа на целых 50%.

Получается, что спорт — это не причуда, не способ получить красивое тело и не просто дополнительный пункт в списке ежедневных дел. Это способ поддерживать в нас жизнь.

Но в отличие от сидячей работы, на которую приходится ходить каждый день, физическая активность отделена от нашей реальной деятельности. Поэтому мы должны встраивать её в повседневную жизнь, а не просто оставлять в спортзале.

У нас уже появились трекеры активности, которые призваны помочь нам начать больше двигаться в обычной жизни. Но всё же этого недостаточно. Чтобы физические упражнения стали для нас полезны, мы должны изменить свой подход к ним.

Почему периодические походы в спортзал не помогут

Врачи активно продвигают идею регулярных физических упражнений среди своих пациентов. Но проблема в том, что современность подталкивает нас во всём стремиться одновременно к упрощению и максимальной эффективности. Поэтому органы здравоохранения пытаются мотивировать население обещаниями, что для хорошего здоровья достаточно минимума физической активности.

Например, нам рекомендуют не менее 150 минут в неделю посвящать умеренной аэробной активности: катанию на велосипеде или быстрой ходьбе. Плюс к этому, минимум два раза в неделю нужно заниматься силовыми упражнениями, которые задействуют все основные мышцы: ноги, бёдра, спину, живот, грудь, плечи и руки.

150 минут — это полчаса занятий пять раз в неделю.

Для некоторых и это много. Но есть другое предложение. Кампания министерства здравоохранения Англии Active10 предполагает, что ежедневная 10-минутная быстрая ходьба уже считается физической нагрузкой. Она «может снизить риск серьёзных заболеваний: сердечных нарушений, диабета 2-го типа, деменции и некоторых видов рака».

Ходить в спортзал: ежедневные занятия бегом или ходьбой

Ещё меньше времени требуют высокоинтенсивные интервальные тренировки (HIIT). Эта методика включает 20 и более секунд работы на предельной интенсивности, за которой следует период отдыха или более спокойной активности Достаточно Enhanced Protein Translation Underlies Improved Metabolic and Physical Adaptations to Different Exercise Training Modes in Young and Old Humans нескольких минут ВИИТ 2–3 раза в неделю, чтобы улучшить чувствительность к инсулину и повысить циркуляцию кислорода, а также помочь набрать мышечную массу.

Все эти подходы к упражнениям по-своему эффективны и у каждого есть сторонники. Но ни один из них не способен сделать тело таким здоровым и крепким, каким оно должно быть. И проблема не в самих упражнениях, а в том, что мы обычно делаем между этими всплесками активности.

Чтобы наш организм оставался здоровым, мы должны активно сжигать калории весь день, а не только во время коротких отрезков.

Конечно, редкие упражнения лучше, чем их полное отсутствие. Но если регулярные физические нагрузки продлевают жизнь, логично было бы подумать, что профессиональные спортсмены должны жить очень долго. На самом деле это не совсем так.

Согласно исследованию Everyone could enjoy the “survival advantage” of elite athletes , олимпийские спортсмены в среднем живут дольше на 2,8 года. Если учесть постоянные требования к питанию и здоровому образу жизни, а также десятки тысяч часов тренировок, 2 года и 8 месяцев — это не так уж много.

К тому же чрезмерные высокоинтенсивные нагрузки могут увеличить производство свободных радикалов и тем самым ускорить Exhaustive physical exercise causes oxidation of glutathione status in blood: prevention by antioxidant administration процесс старения.

Оказывается, что самые сильные и здоровые люди на планете не ходят в спортзалы. Они живут в так называемых голубых зонах долголетия — это Сардиния, Окинава, Икария, Ломо Линда и Никоя.

Демографы Джанни Пес (Gianni Pes) и Мишель Пулен (Michel Poulain) изучили The Blue Zones: areas of exceptional longevity around the world образ жизни в этих регионах и узнали, почему люди там живут дольше. Этому способствует ряд обычаев и привычек: от воспитания чувства принадлежности к обществу до отказа от курения и питания преимущественно растительной пищей. Спорта в этом списке не оказалось.

Секрет жителей «голубых зон» кроется в постоянной физической активности, пусть и на низком уровне. Это не те интенсивные тренировки, к которым мы привыкли. Это такой образ жизни, когда энергия постоянно расходуется в течение дня.

К тому же эти люди проводят очень мало времени сидя. Джанни Пес заинтересовался, почему женщины, которые долго работали сидя за швейными машинами, всё равно прожили очень много. Оказалось, что машины были с ножным приводом — то есть работницы регулярно сжигали достаточное количество калорий.

Вот почему, даже если вы будете ходить в спортзал каждую субботу, из-за низкой физической активности в остальное время вы всё равно не станете здоровее.

Что делать, чтобы стать здоровее

Ходить в спортзал: постоянная активность

Мы должны стремиться к небольшой активности, но в течение продолжительных периодов. Упражнения должны стать повседневной частью жизни.

Кто-то отказывается от компьютерного кресла, предпочитая стоять за работой. Но делать это так же вредно Is sitting worse than static standing? How a gender analysis can move us toward understanding determinants and effects of occupational standing and walking. , как и сидеть. Кто-то пытается совместить рабочее место с беговой дорожкой — но это непрактично и создаёт дополнительную нагрузку на глаза.

Даже обычный неудобный стул лучше этих вариантов. Просто потому, что на нём невозможно сидеть в одном положении и приходится постоянно двигаться.

Исследователи сходятся во мнении, что длительные периоды небольшой активности полезны. Для здоровья нам необходим Physical Activity 2016: Progress and Challenges 1–1,5 часа умеренной физической нагрузки каждый день. Для этого достаточно делать 10 000–15 000 шагов ежедневно.

Можно отказаться от автомобиля и стараться больше ходить пешком. Планировать своё время так, чтобы чаще находиться на свежем воздухе. Но самое лучшее — определить, какие самые простые и самые обычные движения отняла у нас современность и попытаться вернуть их в свою жизнь.

Читайте также
🧐


Go to Source
Author: Анастасия Долбичкина

«Без лицемерия»: спасение деревянного зодчества требует еще кое-чего

В идее свезти 1% красоты, а остальное бросить, повесив таблицы «охраняется государством», имеется некая порочность. У того времени, когда эта идея возникла, был свой «коридор возможностей». Когда первый секретарь Архангельского обкома КПСС Б. В. Попов свозил в музей деревянного зодчества «Малые Корелы» часовни и избы, никто «наверху» бы не понял, если бы он занялся реставрацией церквей в деревнях.


Георгиевская церковь из села Вершины, Архангельской области.1672 год. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Георгиевская церковь из села Вершины, Архангельской области.1672 год. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Сейчас другая ситуация. Никто не запрещает, как при КПСС, спасать церкви, есть недорогие варианты, и тем не менее…

В интернете «висит» топ-25 музеев деревянного зодчества России. В нем федеральные музеи, такие как «Кижи» (Карелия) и «Малые Корелы» (Архангельск), региональные — как «Семенково» (Вологда), «Василево» (Тверь), «Шушенское» (Красноярск) и частные. Они преследуют две задачи — спасение лучших образцов деревянного зодчества и знакомство с ними широкого круга людей, которые не имеют возможности доехать до далеких деревень. Ну и третья — заработать. Так началось при социализме, когда возникало большинство этих музеев. Задача спасения тысяч деревянных церквей и изб тогда не стояла и даже была опасной затеей в смысле идеологии. Заступиться за деревянное зодчество могли только писатели-деревенщики и реставраторы.


Купола церкви Вознесения Господня из села Кушерека Архангельской области. 1669 год. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Купола церкви Вознесения Господня из села Кушерека Архангельской области. 1669 год. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Но последние 30 лет с деревянной архитектурой возникла другая ситуация. В страну полноправно вернулось православие, его признали стержнем русской культуры. Местные жители хотят видеть свой деревенский храм не складом или руиной, а действующей церковью. Табличка «охраняется государством» на развалинах и закон об охране памятников, препятствующий ремонту церкви, раздражают народ. То есть сформировались большой социальный запрос и ощущение лицемерия с «охраной государством». Вместо него деревянные церкви на деньги благотворителей спасают такие организации, как «Общее дело», во главе со священником Алексеем Яковлевым — в год около 25 часовен и церквей. Но гибнет гораздо больше церквей, а нецерковные памятники деревянного зодчества вообще не рассчитывают на спасение — «Общее дело» работает только на церквях.

В 2015 году Архангельская областная прокуратура подготовила доклад о состоянии памятников истории и культуры на территории региона. Факты оказались настолько ошеломляющими, что разошлись по многим интернет-ресурсам.

Из доклада Архангельской областной прокуратуры «О дополнительных мерах по усилению прокурорского надзора за исполнением законодательства в сфере охраны объектов культурного наследия»: «Нарушения указанного законодательства носят массовый характер. Самые распространенные из них: неисполнение органами власти полномочий по постановке на учет в качестве бесхозяйных не имеющих собственника объектов культурного наследия…

Однако принимаемые органами власти меры являются недостаточными с учетом того, что из 1849 объектов лишь 398 (из них — 66 бесхозяйных) находятся в удовлетворительном состоянии, в неудовлетворительном состоянии — 609 (бесхозяйных — 197), являются аварийными — 409 (бесхозяйных — 257), утрачено — 413 (бесхозяйных — 403), информация о состоянии 20 объектов в министерстве вообще отсутствует».


Колокольня Никольского прихода. Конец XVI века. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Колокольня Никольского прихода. Конец XVI века. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Основное препятствие выделению средств на противоаварийные работы и реставрацию памятника — отсутствие его хозяина. Епархии не могут взять их в пользование — договор предусматривает ответственность за состояние, а здание в любой момент может рухнуть. Принять в пользование и не окормлять церковь, епархия тоже не может — на что жить священнику в деревне, где десяток жителей?

Где выход? Сейчас федеральные музеи «Малые Корелы» и «Кижи» имеют на балансе находящиеся за своими границами памятники. В «Малых Корелах», например, это Троицкая, Никольская церкви и колокольня в селе Ненокса, Никольская церковь в деревне Лявля. Этот опыт надо сделать массовым — передать музеям ВСЕ деревянные церкви, не взятые в пользование епархиями, и ВСЕ избы — памятники истории и культуры. Конечно те, за которые музей может физически нести ответственность, чтобы музейные смотрители могли приглядывать за ними, музейные реставраторы — обследовать их, вести противоаварийные и реставрационные работы, мониторинг состояния памятника.


Дом-двор Кириллова Е. И., село Лядины Архангельской области. Конец XIX века. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Дом-двор Кириллова Е. И., село Лядины Архангельской области. Конец XIX века. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Таким образом нужно заделать брешь с охраной бесхозных памятников деревянного зодчества — когда «государство охраняет», а фактически идет дискредитация государства.

Что для этого требуется? Выявление «бесхозных культурных ценностей» силами органов охраны памятников с помощью областных прокуратур. Требуется создание на базе музеев деревянного зодчества научно-реставрационных центров — музеев деревянного зодчества. Нужны переговоры Минкульта РФ с регионами о приеме погибающих церквей и изб-памятников федерального и регионального значения на баланс федеральных и региональных музеев деревянного зодчества.


Коньки на домах — любимый образ жителей мезенских и пинежских деревень. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Коньки на домах — любимый образ жителей мезенских и пинежских деревень. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Да, руководство музеев вряд ли обрадуется такому повороту дел. Нужна настойчивость губернаторов и политическая воля министра культуры РФ Ольги Любимовой. Чтобы сделать решения приемлемым для директоров музеев, кроме призыва к их гражданской ответственности за деревянное зодчество, нужно увеличить музейные сметы. В частности, ввести должности смотрителей памятников истории, находящихся вне границ музея, кратно увеличить расходы на противоаварийные мероприятия на принятых на баланс деревянных памятниках, на охранную и пожарную сигнализацию. Для облегчения разговора можно посмотреть, как расходуется музеями выручка от коммерческих мероприятий.

Откуда взять эти дополнительные средства? В том числе из экономии — перераспределение средств с конкурсов по реставрации Министерства культуры РФ в сметы музеев на противоаварийные работы сэкономит значительные суммы. Реставраторы музеев работают многие годы на объектах по более скромным сметам, чем те, что идут на конкурсы реставрационных фирм, приходящих на объект на полгода-год.

Тем же каналом, через музеи деревянного зодчества, можно запустить бюджетные средства областей на спасение региональных памятников, если будет договор области с музеем деревянного зодчества.


Обетные кресты — неотъемлемы в жизни поморов, их защитники и навигация. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Обетные кресты — неотъемлемы в жизни поморов, их защитники и навигация. Музей деревянного зодчества «Малые Корелы»
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Конечно, время для «добавить финансирование» крайне неудачное. Но зато эффективность каждого рубля, выделяемого на спасение деревянной архитектуры, резко вырастет. С одной стороны православная церковь, с другой — музеи деревянного зодчества не дадут нам лет через 20 со стыдом сказать: «Мы не смогли спасти наследие, оставленное нам предками».

Огромной «пробоины», как бесхозные памятники деревянного зодчества, не будет — она не исчезнет, она уменьшится. Но это сотни церквей, часовен и изб — культурного кода России.

А пока «Малые Корелы», где в северный лес вплетены 120 зданий XVI—XIX веков, как глоток воздуха: вдохнул, вспомнил деревни, в которых эти избы-часовни стояли, и обратно — в «выхлопных газы» Архангельска.


Go to Source
Author: